DataLife Engine 9.2 > Правовой ликбез > Передел доказывания

Передел доказывания


6 ноября 2014. Разместил: Ansin

Суды гражданской и административной юрисдикции по-разному понимают сущность и пределы освобождения от доказывания обстоятельств, установленных судебным решением по другому делу

Владислав БОРИСЕНКО • Специально для «Юридической практики»

Реализация института преюдиции в процессуальном праве всегда вызывала трудности. В украинской правоприменительной практике эти трудности связаны также и с откровенными упущениями законодателя. Большинству юристов в этой связи сразу вспомнится статья 35 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, которая, устанавливая основания освобождения от доказывания, ни слова не говорит о значении для хозяйственных судов обстоятельств, установленных решениями судов по административным делам и делам об административных правонарушениях. При этом ни одна законодательная инициатива, направленная на устранение этого очевидного пробела, до настоящего времени так и не была доведена до логического завершения.

Однако пробелы в законодательстве — далеко не единственная проблема. Сложности с применением положений об освобождении от доказывания вызваны и внутренне присущим этому институту конфликтом, который явственно проявился в практике судов двух юрисдикций.

Неоспоримое преимущество

Часть 3 статьи 61. Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины сформулирована следующим образом: «Обстоятельства, установленные судебным решением по гражданскому, хозяйственному или административному делу, вступившим в законную силу, не доказываются при рассмотрении других дел, в которых участвуют те же лица или лицо, в отношении которого установлены эти обстоятельства».

В гражданском судопроизводстве за многие годы его существования сложилась традиция, согласно которой освобождение от доказывания обстоятельств, установленных судебным решением по другому делу, имеет абсолютный характер. Это означает, что лицо, которое принимало участие в деле, не может оспаривать факты, установленные решением по такому делу, в другом процессе. Эти факты для суда, рассматривающего новое дело, фактически имеют обязательный характер.

Такое понимание части 3 статьи 61 ГПК Украины нашло поддержку в разъяснениях Верховного Суда Украины (ВСУ), представленных в пункте 7 постановления Пленума ВСУ «О судебном решении по гражданскому делу» от 18 декабря 2009 года № 14. Правда, ВСУ прямо не указывает на невозможность оспаривания установленных в решении по другому делу обстоятельств, однако такой вывод логически следует из абзаца 4 пункта 7 постановления, в соответствии с которым лица, не принимавшие участия в соответствующем деле, имеют право оспаривать обстоятельства, установленные судебным решением по такому делу, при рассмотрении другого дела. Данное положение сформулировано как исключение из общего правила, из чего следует вывод, что такое оспаривание в иных случаях невозможно.

Указанная правовая позиция неоднократно высказывалась ВСУ и в дальнейшем - Высшим специализированным судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) (определение ВСУ от 13 октября 2010 года по делу № 6-29347св10; определение ВСУ от 10 ноября 2010 года по делу № 6-33496св09; определение ВССУ от 15 августа 2012 года по делу N° 6-14029св12 и другие).

Победа над обстоятельствами

Если сравнить формулировку части 1 статьи 72 Кодекса административного судопроизводства (КАС) Украины и часта 3 статьи 61 ГПК Украины, то окажется, что от полной идентичности их «спасает» лишь разный порядок слов, обозначающих категории дел.

Казалось бы, у административной юстиции нет оснований для того, чтобы как-то иначе понимать волю законодателя.

Однако 14 ноября 2012 года опубликовано письмо Высшего административного суда Украины (ВАСУ) № 2379/12/13-12. В данном документе представил апелляционным административным судам разъяснения, согласно которым правовое значение преюдициальных обстоятельств, предусмотренных частью 1 статьи 72 КАС Украины, отличается от такового для обстоятельств, определенных частью 4 этой же статьи, где речь идет о приговоре в уголовном производстве и постановлении по делу об административном проступке. Предписание части 1 статьи 72 КАС Украины следует понимать так, что участники административного процесса не обязаны повторно доказывать те обстоятельства, которые установлены вступившим в силу судебным решением по другому делу, то есть они освобождены от предоставления доказательств в подтверждение этих обстоятельств, а могут сослаться на содержание судебного решения по соответствующим делам. Предусмотренное частью 1 статьи 72 КАС Украины освобождение от доказывания, по мнению ВАСУ, не имеет абсолютного характера и не может рассматриваться судом как невозможность опровержения во время судебного рассмотрения обстоятельств, установленных в другом судебном решении.

Таким образом, ВАСУ высказал правовую позицию, согласно которой освобождение от доказывания обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным решением, не имеет абсолютного характера и не лишает заинтересованное лицо права оспаривать эта обстоятельства при рассмотрении другого дела.

Эта позиция ВАСУ нашла широкий отклик у судов первой и апелляционной инстанций, и на данный момент именно ее следует считать доминирующей в практике административных судов.

Следует отметить, что точку зрения Высшего административного суда Украины трудно объяснить спецификой административного процесса, в частности, установленным частью 4 статьи 11 КАС Украины принципом официального выяснения всех обстоятельств по делу. Ведь отличие административного судопроизводства, имеющего ряд черт следственного, от радикально диспозитивного гражданского проявляется в различии процедур сбора доказательств, но никак не их оценки. Не содержат процессуальные кодексы и каких-либо различий в части обязательности вступивших в силу судебных решений.

Таким образом, если соответствующие нормы ГПК Украины трактуются судами гражданской юрисдикции как содержащие положения о преюдиции в ее классическом понимании, то в идентичных нормах КАС Украины, по мнению административных судов, речь идет уже не о преюдиции, а скорее об опровергаемой правовой презумпции.

Битва принципов

С учетом различия подходов судов разных юрисдикций при одинаковой формулировке положений процессуальных кодексов возникает вопрос: как же правильно следует интерпретировать волю законодателя?

Если исходить из буквального и изолированного толкования норм статьи 61 ГПК Украины и статьи 72 КАС Украины, то вывод ВАСУ выглядит убедительно. Действительно, законодатель в разных частях указанных статей использует разные формулировки: «не доказываются» (в части обстоятельств, установленных судебным решением по гражданскому, хозяйственному или административному делу) и «обязательны для суда» (в части обстоятельств, установленных приговором в уголовном производстве или постановлением по делу об административном правонарушении). Однако сам ВАСУ в письме от 14 ноября 2012 года никак не комментирует свои выводы в свете части 2 статьи 255 КАС Украины, в которой прямо сказано, что «обстоятельства, установленные постановлением, вступившим в законную силу, в одном административном деле, не могут оспариваться в другом судебном деле при участии тех же сторон». Поэтому как минимум в части фактов, установленных постановлением суда по административному делу, вывод ВАСУ трудно считать обоснованным.

В теоретическом плане проблема связана с конкуренцией двух групп процессуальных принципов. С точки зрения суда — это принцип обязательности судебных решений и принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судьи. С точки зрения участника судебного процесса — это опять же принцип обязательности судебных решений и принцип справедливого судебного разбирательства.

По мнению автора данной публикации, во главу угла здесь следует поставить именно принцип обязательности судебных решений.

Несмотря на национальные особенности правоприменения, процессуальное законодательство Украины предоставляет участникам процесса достаточные возможности для доказывания обстоятельств, на которые они ссылаются, в том числе в порядке пересмотра судебных решений. При этом лицо, не имевшее возможности представить свои доказательства в связи с тем, что не принимало участия в деле, может оспорить установленные решением по такому делу обстоятельства на общих основаниях в рамках другого дела.

Такой подход вполне соответствует практике Европейского суда по правам человека, который неоднократно подчеркивал, что право на суд не имеет абсолютного характера. Также Европейский суд в своих решениях утверждал о необходимости соблюдения принципа res judicata, то есть обязательности окончательных судебных решений как одного из элементов принципа правовой определенности.

Конечно, можно возразить, что в судебной практике нередки случаи, когда в решении по различным причинам устанавливаются недостоверные обстоятельства, которые впоследствии становятся непреодолимым препятствием для сторон спора при рассмотрении других дел. Но не следует забывать, что не меньшую опасность представляет собой ситуация, когда существует бесконечная возможность ставить под сомнение установленные в судебном решении факты. Этим в свою очередь ставится под сомнение не только обоснованность самого решения, но и эффективность судебной системы государства в целом.


Вернуться назад