DataLife Engine 9.2 > Новости > Итальянское топливо балканского конфликта: как глава ЕП посягнул на земли Хорватии и Словении

Итальянское топливо балканского конфликта: как глава ЕП посягнул на земли Хорватии и Словении


15 февраля 2019. Разместил: inna

"Да здравствует Триест, да здравствует итальянская Истрия, да здравствует итальянская Далмация", – это слова из эмоциональной речи, с которой глава Европарламента Антонио Таяни выступил в воскресенье в День памяти жертв коммунистической диктатуры в городке Басовица (Триест).

Заявление Таяни мгновенно вызвало массовое возмущение словенских и хорватских государственных деятелей и политиков, независимо от их политической ориентации. Причиной жесткой реакции стали опасения, что итальянский политик – хотя и чисто вербально – посягнул на территории других государств.

 

"Беспрецедентный исторический ревизионизм"

Дело в том, что сегодня совсем небольшая часть исторической области Истрия относится к Италии. Фактически речь идет только о городе Муджа неподалеку от Триеста. Вся остальная Истрия сейчас принадлежит Словении и Хорватии.

Целый регион был частью Италии только в период после Первой мировой войны и до середины 1940-х годов.

С Далмацией все еще хуже. Ни один клочок исторической области Далмация не входит сегодня в состав Италии. Этот регион в основном относится к Хорватии, совсем немного – к Боснии и Герцеговине (город Неум), еще немного принадлежит Черногории (если согласиться, что Которская бухта является частью исторической Далмации).

Но даже с учетом того, что границы Далматинского региона вызывают споры, ни в одном из современных вариантов "карты Далмации" эта область не является частью Италии.

Под итальянским контролем часть Далматинских земель в новейшие времена была с 1941 по 1943 год – понятно, при каких обстоятельствах.

Учитывая современные реалии и исторический контекст, приветствие, адресованное "итальянским" Истрии и особенно Далмации, не могло остаться незамеченным. То, что этот месседж исходил от официального должностного лица Европейского Союза, придало ему еще больший вес.

Поэтому резкая реакция словенских и хорватских чиновников и ведущих политиков на заявление главы Европарламента было абсолютно прогнозируемым.

Президент Словении Борут Пахор в письме к президенту Италии Серджо Маттарелле выразил глубокую обеспокоенность "недопустимыми заявлениями" итальянских чиновников. Словенский премьер-министр Марьян Шарец пошел еще дальше, назвав заявление Таяни "беспрецедентным историческим ревизионизмом".

Не отстает и Хорватия. Президент Колинда Грабар-Китарович подчеркнула, что "исторический ревизионизм и ирредентизм абсолютно неприемлемы" и не являются теми ценностями, на которых основываются Европейский Союз и его институты.

Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович был, кажется, расстроен больше других, потому что Таяни является одним из лидеров движения "Вперед, Италия" – партнера хорватской правящей партии HDZ, которую возглавляет глава правительства. Пленкович подчеркнул, что он принимает во внимание обстоятельства, при которых было сделано это заявление, но оно все равно требует осуждения.

 

"Да здравствуют итальянские изгнанники"

Обстоятельства и контекст выступления председателя Европарламента действительно важны, даже определяющие. Дело в том, что Антонио Таяни выступил со своей скандальной речью в месте возле границы со Словенией, которое называется Foiba di Basovizza, что можно перевести как "Шахта в Басовице".

В начале XX столетия в этой шахте добывали уголь, но из-за нерентабельности добычу прекратили. В мае-июне 1945 года, когда югославские партизаны на 40 дней установили контроль над Триестом после успешного наступления, "Шахта в Басовице" стала гигантской братской могилой.

Сюда борцы с фашизмом сбрасывали тела (или, как утверждают, еще живых) немецких и итальянских солдат (военнопленных), а также тех, кто якобы симпатизировал фашистскому режиму. В целом, по разным данным, в "Шахте" похоронено от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Точных сведений о количестве казненных нет.

Долгие годы о трагедии в Басовице вспоминали в Италии только представители правых движений. Только в 1992 году тогдашний президент Итальянской Республики Оскар Луиджи Скальфаро признал "Foiba di Basovizza" национальным памятником.

В 2004 году 10 февраля был провозглашен правительством Сильвио Берлускони Днем памяти жертв трагедии в "Шахте в Басовице" (и других подобных преступлений) и Днем памяти массового переселения итальянцев из утраченных после Второй мировой войны Истрии и Далмации.

Дата была выбрана неслучайно – 10 февраля 1947 года был подписан Парижский мирный договор, по которому Италия окончательно потеряла, в частности, территории, которые отошли Югославии.

Заявление Таяни в этом контексте выглядит еще более неоднозначным – не столько как призыв пересмотреть границы, но и как попытка иначе трактовать исторические события.

Особенно если учесть, что глава ЕП сказал не только "Да здравствует Триест, да здравствует итальянская Истрия, да здравствует итальянская Далмация", но и "Да здравствуют итальянские изгнанники и потомки изгнанных".

Извинения Антонио Таяни на следующий день после скандального выступления в Басовице, в начале пленарного заседания Европейского парламента в Страсбурге, только подтвердили предположения и опасения относительно попытки итальянских политиков переосмыслить историю.

Глава ЕП заявил, что его речь не содержала территориальных претензий на Истрию и Далмацию, он просто таким образом решил вспомнить об итальянских изгнанниках из этих регионов, об их детях и внуках, многие из которых присутствовали на церемонии.

По его словам, отмечать День памяти означает пролить свет на темную главу итальянской и мировой истории. По мнению Таяни, "путем восстановления исторической правды" можно достичь нового уровня в отношениях между Италией, Хорватией и Словенией – странами, связанными крепкой дружбой. "Мне жаль, если значение моих слов было неправильно истолковано. Я не собирался оскорблять кого-либо. Я просто хотел передать послание о мире между народами, чтобы то, что произошло тогда, никогда не повторилось", – отметил он.

Но это еще не все плохие новости и признаки противоречий между соседними странами.

 

"Тот, кто отрицает, убивает снова"

В День памяти 10 февраля и накануне в Италии прозвучало еще много противоречивых заявлений, которые уже стали и еще могут стать поводами для ухудшения, в первую очередь, итальянско-словенских отношений.

Так, президент Италии Серджо Маттарелла заявил, что во время послевоенных репрессий гибли невинные люди: "Среди итальянских жертв было много людей, не связанных с фашистами и их преступлениями. Антонио Таяни выразил мнение, что "существуют тысячи невинных жертв, убитых потому, что они были итальянцами", "их убивали солдаты с красной звездой только потому, что они не опустили итальянский флаг".

Министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини провел параллели между трагедией в Басовице и немецкими концлагерями, отметив, что "не может быть жертв класса А и класса Б – дети, погибшие в шахте, гибли точно так же, как другие дети – в Освенциме". Он также сообщил в Twitter, что приехал в Басовицу, чтобы почтить память тысяч соотечественников, которых коммунисты пытали, убивали и бросали в шахту из-за того, что они были итальянцами. "В чем их вина? В том, что они были итальянцами. Тот, кто отрицает, убивает во второй раз. Мы не забываем", – написал он.

Президент Словении в письме президенту Италии уже выразил "озабоченность неприемлемыми заявлениями высокопоставленных представителей Итальянской Республики", которые во время чествования памяти жертв в Басовице хотят "создать впечатление, что произошла этническая чистка". Конечно, он с этим определением не согласен. Словенский премьер также уже прокомментировал, что наоборот, фашизм был "направлен на уничтожение словенской нации".

Вообще для значительной части словенцев история Триеста (Трста), который после войны только в 1954 году стал итальянским, и вообще пограничной местности в регионе, где граница между Италией и Югославией была урегулирована лишь в 1975 году, очень болезненна. Местные словенцы находились в конфликте со сторонниками Муссолини еще с 1920-х годов (все началось с поджога 13 апреля 1920 года Словенского национального дома).

Даже сейчас существует перманентное противостояние словенской общины в Италии (на границе со Словенией) с местными радикальными организациями. Правда, на уровне "они вывесили несколько провокационных плакатов и транспарант с оскорбительным содержанием", "мы собрались вместе и пели словенские песни" (как это действительнопроисходило в минувшую субботу в итальянском городе Горица), но тем не менее.

Поэтому особая обеспокоенность словенских чиновников имеет объяснения.

Но в Риме, кажется, уже наметили свою линию поведения и не собираются ее корректировать.

Сальвини уже анонсировал, что дети в школах теперь будут изучать трагический раздел послевоенной итальянской истории (с репрессиями и переселением), чтобы эти ужасы не повторились. "Никогда снова", – подчеркнул глава МВД.

 

Понятно, что нагнетание страстей вокруг событий середины XX столетия отнюдь не способствует стабильности в этом приграничном с Балканами регионе.

Тем более, что здесь и так не совсем спокойно. Всего в нескольких десятках километров от словенско-итальянской границы находится словенско-хорватская граница и пресловутый Пиранский залив. Именно из-за морской границы в Истрии Словения и Хорватия уже много лет не могут договориться.

Странам не помогло даже решение Стокгольмского арбитража. Добавление к этому очагу нестабильности в регионе, граничащем с Балканами, еще и исторического конфликта между Италией, Словенией, Италией и Хорватией похоже на добавление специй в и без того жгучую смесь.

К Сальвини, с его "Лигой", в принципе, вопросов нет. Но не верится, что глава Европарламента тоже не понимает опасности игры с ящиком Пандоры, в котором хранятся давние обиды и не пережитые до конца трагедии.

источник:європейська правда


Вернуться назад