Адвокат Консалтинг

Написать новость

Вы можете отправить Ваш материал нам, который вскоре появится на наших страницах


> подробнее

Адвокаты

Список адвокатов, готовых помочь Вам в любую минуту


> перейти к списку

Риэлторы

Список риэлторов, которые могут предоставить Вам свои услуги


> перейти к списку

Наши вакансии

Газета "Адвокат-консалтинг" объявляет конкурс на должность


> подробнее

Наша газета

pdf-архив номеров нашей газеты


> подробнее

Видео


Выделение земельного участка бесплатно



Клуб юристов




Официальное обращение




ГрузчикиГрузчики Харьков

Квартирные и офисные Грузчики Харьков

Купить упаковку






Работа в налоговой: «Рембо. Первая кровь» :)))
Категория: Дела житейские

Работа в налоговой: «Рембо. Первая кровь» :)))

Первыми моими проверками в налоговой стали проверки двух предпринимателей. Один пригонял из-за границы автомобили, которые потом продавал, а второй из Белгорода возил бензин, фактически контрабасом, но тогда на это всем было плевать. Однако про них не расскажу, поскольку ничего особо интересного там не было. Помню, насчитал я им тогда нехило налогов и штрафов, они долго судились, и я за давностью лет даже не помню, чем тогда все кончилось.

Так что лучше я вам о других случаях расскажу. 🙂

Содержание [показать]

Как брали кассы

Середина 1995 года ознаменовалась введением в действие Закона об электронных контрольно-кассовых аппаратах. Торговой вольнице приходил конец. Все магазины (за редким исключением) обязаны были иметь кассовые аппараты и пробивать через них всю выручку, дабы ни одна копейка не прошла мимо государства.

За непроведение операций через кассу был предусмотрен по тем временам ОЧЕНЬ большой штраф – 1 700 грн, или по тем временам – около почти 1000 долларов. Были и другие штрафы по РРО (если перевести в у.е., то 10 и 100 долларов), но этот был самым большим.

Ну, и естественно, налоговая была призвана осуществлять контроль за соблюдением этого закона, ввиду чего практически всех работников налоговых (включая компьютерщиков) начали систематически отправлять на проверки по соблюдению его требований.

Все, на первый взгляд, было просто. Приходишь в магазин под видом покупателя, делаешь покупку, если чек не дали, составляешь акт, и начальник инспекции принимает решение о наложении на предприятие штрафа. Нет кассового аппарата – большой штраф, нет ценников – маленький штраф, лишние деньги в кассе – штраф, причем штраф в пятикратном размере и т.д. и т.п.

Но… блядский маленький город.
Проблема первая – через полгода продавцы всех магазинов знали практически всех, кто ходил на проверки, в лицо. Проблема вторая – прежде чем ты успевал дойти до работы после проверки, тебя начинали разыскивать знакомые, родственники или друзья со слезными просьбами пощадить их друзей-знакомых-родственников, на которых ты только что составил акт.

Проблема третья, личная, – моя мама в молодости работала в Смешторге в отделе кадров. Это была такая организация, которой принадлежала большая часть магазинов в городе – как продовольственных, так и промтоварных. Ее знали все продавцы в городе, и когда в выходные дни она заходила со мной, тогда еще ребенком, в магазин, то меня обязательно угощали конфетами. Было мне тогда лет восемь или девять.

Спустя много лет Смешторг развалился, но в «новых», уже частных магазинах, стояли все те же продавцы советских времен.

Дальше – картина маслом: захожу я в магазин, предъявляю документы, начинаю составлять акт. Одна из продавщиц начинает ко мне подозрительно приглядываться, чуть не принюхиваться… 🙂 И тут звучит фраза: «Ой, Саша, цэ ты?! Я ж тэбэ ще манэнькым помню». И начинает рассказывать, как я заходил с мамой в магазин, а она угощала меня конфетами.

И такая фигня – практически в КАЖДОМ магазине! Дьявольщина!
В итоге, на эту их фразу я начал отвечать: «Ага, я! Був маненькый, харошый, а тепер вырос и став СВОЛОЧЬЮ!» Чем убивал их тогда просто наповал. 🙂
Ну, а шо делать…

Окончание 1995 года ознаменовалось еще одним законом, который ввел акцизные марки на алкоголь и табак. Весь алкоголь и сигареты без акцизных марок подлежали изъятию.

И вот, в феврале или марте 1996 года началось повальное изъятие алкогольных изделий на рынке (тогда еще можно было торговать алкоголем просто с полок, запрет на такую торговлю появился чуть позже).

Продавцы – не дураки, выставляли на прилавках товар с акцизом, а под спудом у них были ящик с водкой и вином без марок. Приходилось лезть под прилавки, отбиваясь от продавщиц, выволакивать ящики и писать акты изъятия прямо на морозе, пока есть свидетели – стоящие рядом другие продавцы. Обычные ручки бессовестно замерзали (видно, таким образом поддерживали предпринимателей), и тогда мы вознесли хвалу создателю гелевых авторучек, которые все же, хоть и через раз, но продолжали писать даже в минус 15 градусов. 🙂

Вообще, рынок – это отдельная тема. 🙂
Как на проверку кассовых аппаратов, так и на проверку рынка, но не каждый день, а в субботу и воскресенье, выгоняли всех сотрудников налоговой по очереди. Каждому, кто «дежурил» на рынке, доводился до сведения план, сколько актов с нарушениями надо было принести с этого рейда.

На таком дежурстве ты быстро шел по рядам, стараясь глазом выцепить на полках, например, товар без ценника. Или каким-то интуитивным чутьем угадать, что вот здесь у человека – не оприходованный товар. С тех пор я в магазине или на рынке могу вообще не запомнить людей, но взглядом выцепляю любую мелочь, связанную с разложенным или развешенным товаром.

Отдельной группой были бабушки, торговавшие контрабандными сигаретами из России. Как и продавцы в магазине, через полгода они знали в лицо всех проверяющих, кто ходил на рынок, и стояли возле своих полок, как сурикаты у своих норок, пытаясь высмотреть нас издали в толпе.

Увидев же врага, бабка быстро сворачивала клеенку или тряпку, на которой лежали сигареты, в узел, и, ухватив сумку с товаром, моментально исчезали в толпе. Если же бабушка все же упускала момент приближения проверяющего, то в таком случае сцена ее бегства обычно выглядела крайне комично.

Ты появляешься из толпы прямо перед бабушкой, она в мгновение ока падает грудью на полку – и вместе с товаром сползает под нее, чтобы через секунду выскочить оттуда уже с сумкой на плечах и, петляя, как под фашистским обстрелом, ломануться через толпу.

Гнаться в таких случаях – совершенно бессмысленно.
Во-первых, не догонишь, а во-вторых, потрошить сумку не имеешь права: она-то уже не торгует.

В общем, начал я практиковать заход с тылу между полками. Появляешься так у бабушки за спиной: «Бабушка, почем «Прыма»?», «По 50 копийок сыно.. ОЙ!» у бабушки округляются глаза. :). Впрочем, бабушек всегда было жалко – и все сигареты у них лично я не забирал никогда. Всегда делил поровну, половину оставлял бабушке, а половину изымал.

Да и изымались сигареты тогда как бесхоз, поскольку бабушки не были предпринимателями – и, по сути, были вне нашей юрисдикции. Надо было идти искать участкового – и уже с ним составлять протокол, в том числе на админштраф, который был, кажется, под 1700 за безлицензионку (и как бы не 3400 – за торговлю сигаретами без марок). Учитывая эти суммы, все бабушки были совсем не против, чтобы у них забрали всего лишь половину товара. Так что составлялся акт, что на торговой точке найдена никому не принадлежащая сумка с сигаретами, что подтверждается свидетелем (бабушкой) – и все.

Однако в целом «бабушки» были только на самый крайний случай, когда за все дежурство не удавалось найди нужное количество нарушений… С дежурствами на рынке была и другая проблема… Как я уже писал, – особенности маленького городка.

Рынок по тем временам был самым простым способом заработать денежку, и довольно часто те, кто по закону не имел права торговать самостоятельно, ставили там своих «реализаторов». Ну, или вместо них на рынке торговали их кумовья, сваты, друзья…

Зная эту особенность, любой инспектор во время дежурства на рынке набирал у предпринимателя документов раза в три больше, чем надо было составить актов с нарушениями.

И вот прошел инспектор, по рынку, забрал у нарушителей документы, приходит в контору рынка, где у нас была своя комнатка, – и тут начинается: директор рынка, начальник санстанции, участковый милиционер рыночный, СБУшники, ОБХСС, УБОП, прокуратура…

Только присел налоговик за стол, чтобы акты писать, открывается дверь: «Здрасте, я…… вы там документики у ….. забрали. Может, отпустите, а? Вы ж знаете, если что, за мной не заржавеет, да и вообще, с нас магарыч…» И показывает служебное удостоверение.

А тогда – это не сейчас, увы.
Так что выуживает инспектор документы предпринимателя с общей кучи, смотрит, за что забрал, – и в большинстве случаев отдает. А что делать, ведь в одном городе живешь, фиг его знает, где и когда с этим человеком тебя судьба сведет. Но надо отдать должное, никто из них не пытался тогда запугивать инспекторов или трясти ксивами и чего-то требовать, всегда просили.

Бывало, отказывали конечно, но в основном, в двух случаях. Когда, ну, уж совсем непруха была – и проверяющий с трудом выцеплял необходимое количество нарушений, тогда говорили: «Звыняй, если не напишу три акта, мне в понедельник голову отвернут. Хочешь забрать документы, приведи кого-то взамен, мне пофиг, с каким нарушением». Иногда приводили «обменный фонд», иногда – нет (но в таком случае относились с пониманием и не быковали).

Также читайте:  Мои первые фотографии

Ну, и второй вариант – когда предприниматель на точке в момент проверки начинал скандалить, материться и вообще вести себя крайне непотребно. Тогда говорили: «Извини, но было так и так. Если я его (ее) отпущу сейчас, то как я буду выглядеть в глазах тех, кто стоял рядом?» Снова-таки, надо отдать должное, почти всегда просящие относились с пониманием – и зачастую сами приводили уже притихшего нарушителя, чтобы он подписал акт и протокол. Только просили: «Ну, вы там хоть по минимуму, если можно…»

Самым тяжелым днем после дежурства на рынке был понедельник. Как-то так сложилось, что в те времена никто и не думал просить денег за эти «отпуски» на рынках, да и вообще что-то просить. К тебе подошли по-людски, попросили, ты так же по-людски помог – не больше, не меньше. Но народ чувствовал «обязы»…

И вот сидит налоговик в понедельник в кабинете… Акты зарегистрировал, начальству за дежурство отчитался, работы особой нет (да, было тогда и так). И тут – стук в дверь, знакомое лицо: «Драсти! Вы там меня … Ну, в общем, вот, спасибо». И так стыдливо целлофановый пакет в дверь – и тикать 🙂

В пакете – магарыч (бутылка хорошей водки или хорошего коньяка), а к нему закуска: колбаса, буженина и т.п. Изредка – шампанское и конфеты или шоколадка. Ну, а если из кабинета дежурило два человека, то в понедельник могла собраться приличная куча таких пакетов.

Особого запрета на пьянку на рабочем месте в те годы не было – и вечером магарычи зачастую употреблялись по прямому назначению. 🙂 Ведь просто собрать принесенное и унести домой вроде как было неудобно перед остальными, кто сидел в кабинете (и на этих выходных не дежурил), – так что надо было всех угостить. В результате такого подхода несколько человек в те годы попросту спились на рабочем месте. Причем далеко не самые худшие люди, а как раз наоборот.

Бедная мышка и другие истории

Для меня работа в налоговой была, как игра, как шахматная партия. Кто кого? Сможешь ли ты предугадать ход противника и обыграть его. Никакой там ненависти или злости, только спортивный азарт, не более того. И выброс адреналина в кровь: получилось!

Когда рассказываешь, как ты в 90-х ходил на проверки, обычно звучит замечание, что люди пытались заработать на кусок хлеба, а тут – налоговая. Вроде как справедливое замечание, но на него можно придумать тысячу контраргументов. Например, мы тоже пытались заработать на кусок хлеба для своих семей, и тут – как в соревновании: кто кого?

Но, самое, на мой взгляд, главное: на то время налоговая стала тем государственным элементом, который реанимировал «социалку». Вспомните (кто помнит середину 90-х): врачи, учителя, пенсионеры и другие бюджетники не получали денег месяцами.

Потом, в 96-97 годах, изменили подход к работе налоговой системы. Ввели планы по поступлениям денег в бюджет и начали наказывать налоговиков за их невыполнение. В результате этого налоговая была вынуждена перестать быть для бизнеса другом и братом – и стала его надзирателем. Стала отбирать у бизнеса то, что он не додавал государству (только давайте не будем вдаваться в полемику, имеет ли право государство что-то у кого-то отбирать, и что оно сделало, чтобы что-то заслужить, я констатирую уже свершившийся факт).

Вместе с тем, проработав почти 18 лет в налоговой, на сегодня я, к сожалению, не могу сказать однозначно, что налоговая – это добро. После камерных 90-х, когда просить деньги на проверке никому даже в голову не приходило, все очень сильно изменилось.

Как-то странно устроена память, у меня было очень много проверок, но в памяти сохранились только некоторые, далеко не самые трудные или самые большие. Одни – потому что проверка была интересной, другие – потому что удалось найти или узнать для себя что-то новенькое, третьи – еще чем-то… Такая своеобразная мозаика из отдельных моментов, без общей целостной картины.

Нефтебаза…

Ошибка при кассовых операциях, в результате чего был превышен лимит кассы… Работа была кропотливой. Сразу это не вычислишь, тянул расчеты через несколько лет.

Опытный завод (предприятие железной дороги).

Очень скандальный директор, который не хотел допускать проверку, считая, что у него самый лучший бухгалтер и у них все в порядке. С трудом после многочасовых переговоров он соглашается дать «пару документов», чтобы мы убедились, что у него «все в порядке». Прошу сразу главную книгу, начинаю листать на предмет нетипичных проводок (я всегда так делал) – и вот она, удача. Списали и продали металлолом, но не провели это через обычный ряд проводок. В итоге, «потеряли» НДС с ходу порядка 10 или 20 тысяч… Директор – в шоке, у бухгалтера – ступор… Скандальность как рукой сняло. Тем и запомнилось: уж очень это смешно смотрелось со стороны – то, как скандальность сменяется заискиванием (а еще это было отвратительно).

Колхоз-миллионер в Зачепиловском районе (кажется, «Коминтерн»).

Директор и фактический хозяин – местный депутат и крутой чувак – тоже не допускает проверок. Уговариваем два часа. Наконец-то пустили в бухгалтерию и дали документы. На второй день у всех, кто участвовал в проверке, – шоковое состояние. Бабушка-бухгалтер, выписывая накладные, не указывала в них НДС, а вторая тетенька, соответственно, не указывала его в журнале-ордере, поскольку его не было в накладных… В результате колхоз на протяжении трех лет просто не платил НДС в бюджет от своей основной реализации. Налог начислялся только по одному счету, через который шла прочая реализация, так как его вела другая бухгалтерша. Суммы – колоссальные.

Песчанское сельпо.

Указ Президента о нормализации расчетов с сельхозпроизводителями. Каждый месяц ходим на проверки на предприятия торговли и насчитываем пеню, если кто не вовремя рассчитался с маслозаводом или колхозом. Прихожу в контору третий месяц подряд. Для меня уже готов стол. Я пришел чуть раньше 8 утра. К восьми являются бухгалтерши, с трудом втискивая свои грузные тела в узкие промежутки между столом и спинкой стула. Одна упаковывается особенно плотно, с ходу не выскочишь ;).

Рассказывает о чем-то домашнем и берет в руки дырокол, чтобы переставить его на другой конец стола. Дырокол – старый, очень тяжелый такой. Одновременно с этим она зачем-то открывает ящик стола… там сидит маленькая серенькая мышка и говорит: «П-и-и-и-и…» Раздается нечеловеческий дикий вопль, переходящий в ультразвук: «А-А-А-А-А-А-А-А-А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!! МЫШЬ!!!!!!»

Рука с дыроколом начинает непроизвольно совершать движения вверх-вниз по направлению к ящику… В воздухе продолжает звенеть вопль: «Мышь-мышь-мышь-мышь!!!!!…» Рука взлетает и опускается… Бедная мышка, не успев ни разу повторно пикнуть, оказывается раскатанной с помощью дырокола в тонкое месиво из шерсти, мяска и косточек…

Три фермера в Зачепиловском районе.

У них договор о совместной деятельности, поэтому проверяем всех троих одновременно. Один после проверки подписывает акт, идет в сарай и вешается… Вовремя кинулись, сняли живого. Он через день снова пошел и повесился. Три раза вешался, боялся, что в тюрьму посадят.
Но остался все же жив, да и в тюрьму их никто не посадил.

Афгрофирма «Берестовая».

Все боялись ее проверять: она принадлежала Саше Павлову, самому богатому человеку в районе (и не только в районе). У брата, вроде как, говорят, банк в Киеве был. Ну, а Саша Павлов – полновластный хозяин Зачепиловского района. Позже он закрепил это юридически, став главой райадминистрации.

Выхожу, проверяю, нахожу нарушения. Написал ему тогда по итогам проверки, кажется, на 11 тыс. грн, лишь бы только заплатил. Тогда был такой подход: находили нарушения, но писали не все, а меньше, при условии, что человек сразу заплатит в бюджет. Такой себе зародыш налогового компромисса, ага 🙂 (еще раз повторюсь: денег за это мы тогда не просили, как минимум – я, за остальных не скажу).

ФБУ «Укрбургаз» НАК «НафтогазУкраина».

Самый крупный должник в районе и один из самых крупных в области. 56 миллионов долга перед бюджетом. По тогдашнему законодательству назначают меня инспектором на «налоговый пост».

Пятница, кашляю, температура под 38 °С, но хожу на работу. То, что я сделал дальше, никто не ожидал в принципе. Как только подписали приказ, по которому меня закрепили за этим предприятием (несмотря на пятницу и температуру), я сразу поехал на склады этой организации и описал имущества почти на 10 миллионов…

В воскресенье встречаю школьного товарища, который на этих складах грузчиком работал, идет, еле ноги волочет. «Чего такой смурной?» – спрашиваю. «Да, – говорит, – подняли всех в пятницу вечером, всю ночь и всю субботу грузили на складах оборудование, и начальство вывозило его в Полтаву и в Стрый. Да еще и подписку с нас взяли о неразглашении коммерческой тайны, идиоты, шоб им».

Я, слегка офигевший от такой инфы, иду в понедельник на работу.
Там меня с утра вызывает начальница инспекции (прежний начальник, который брал меня на работу, тогда уже не работал), у нее сидит главбух Укрбургаза и гаденько улыбается. Тут же – начальник налоговой милиции (мой, по сути, начальник).

И начинает начальник инспекции мне разнос чинить, что я, мол, воздух описал, реально на складах ничего не было, а просто база данных складская была не обновленная, а все оборудование и товар, мол, давно вывезены. И главбух улыбается…

Выслушал я это все, после чего говорю: «Ну, вывезти-то вывезли, действительно вывезли, да только не давно, а в ночь из пятницы на субботу, да и в субботу грузились, как проклятые. Столько-то машин ушло на Стрый, столько-то – на Полтаву, а столько-то – на Ивано-Франковск». Поворачиваюсь к начальнику милиции: «Думаю, опера это подтвердят, если поработают. Могу, если надо, номера машин потом отдельно в докладной написать» (последнее немного блефую, потому что на тот момент я их, честно говоря, не знаю, хоть и могу, конечно, узнать, ибо родственники в автоколонне есть).

Поворачиваюсь и смотрю на главбуха Укрбургаза, тот уже не улыбается, сидит бледненький, под обои мимикрирует, глаза чуть не выскочат, и руки затряслись 🙂 Разворачиваюсь снова к начальнице инспекции: «И вообще, Марья Владимировна, у меня температура 38 °С и кашель, так что с завтрашнего дня я – на больничном. Ко мне еще вопросы есть?» Тишина стоит такая, что буквально слышно, как мухи жужжат. Все очень хорошо понимают, что означает то, что я сказал. Потому как, если так и есть, то вывезти имущество после описи – это уголовное дело.

В тишине я просто разворачиваюсь – и ухожу к себе в кабинет, чтобы перед уходом на больничный передать срочные дела. Через полчаса, уже на выходе из инспекции, сталкиваюсь с начальником налоговой милиции, тот довольно улыбается: «Ну, ты их и уел!!! Иди, лечись спокойно». Классный был мужик.

КУТТиСТ.

Это, опять-таки, ФБУ «Укрбургаз» НАК «НафтогазУкраина», а точнее их подразделение – Красноградское управление технологического транспорта и спецтехники. В тот год отдел документальных проверок (в просторечье – «аудит») совершил стратегическую ошибку: решил отдать нам в проверку предприятие, которое проверял раньше сам (почему так получилось, я уже, увы, не помню, кажется, они там никак не могли ничего насчитать и избавились от «неликвида»). Мы выходим туда почти всем отделом, 5 человек. Итоги – плачевные: 🙂 полтора миллиона доначислений (традиционно пообещали вернуться и досчитать больше, если эти полтора они не заплатят в бюджет). Руководство ФБУ – в ШОКЕ, руководство Нафтогаза – тоже. Аудит – в офигении, грызет локти от зависти.

А тогда еще 30 % от доначисленных сумм шли в пользу налоговой, на развитие материально-технической базы. В общем, поскольку у налоговой собственного здания тогда не было, через полгода ФБУ реконструировало и передало в собственность налоговой здание бывшего радиозавода. Так у Красноградской налоговой появилось свое помещение…

ТОВ «Лада».

Бывший книжный магазин преобразован в продуктовый. Во время проверки случайно додумываюсь, что из-за особенностей учета тары (пустых бутылок из-под пива, которые по закону считались не тарой, а товаром) они завышают затраты. Насчитал им налог с санкциями. После чего большинство магазинов района подали уточненные декларации, у них было все так же как и в «Ладе», а слухи расходятся быстро.

О понтах и реальных возможностях

За многие годы работы в налоговой я не раз убеждался, что чем больше человек может, чем круче у него связи, тем меньше он об этом кричит и кичится. А просто берет – и совершенно молча пускает их в ход. Хотя, конечно, бывают и исключения…

И вот в контексте понтов запомнился мне один случай, который произошел, кажется, в 1996 году. В этот год прошла одна из первых реорганизаций налоговой службы, в Киеве решили пойти по пути укрупнения – и к Красноградской налоговой инспекции присоединили соседей из Зачепиловского района, образовав Красноградско-Зачепиловскую ГНИ.

Нюансы маленького городка, когда все всех знают, для Зачепиловки были еще большей проблемой, чем для Краснограда. И сейчас, и в те годы Зачепиловка была даже не городом, а поселком городского типа с численностью населения в 2–3 тыс. человек, и там все знали всех. Как результат – никто никому обычно никаких штрафов, видимо, не начислял :).

Но после присоединения мы начали ездить туда на проверки, что для местных предпринимателей и хозяев предприятий стало настоящим шоком. Мы не знали никого. Нас не знал никто. Приезжали чужие незнакомые дядьки и тетки – и начисляли очень большие суммы, да еще и обещали в случае неуплаты насчитать еще больше :). «Армагеддон! Конец света! Караул, грабют!!!»:)

И вот довелось мне проверять одну фирму. За давностью лет не помню уже ее название, но хорошо помню фамилию директора. Учет у них был достаточно аккуратный, и суммы по акту светили не очень большие, за исключением одного нюанса….

По тогдашнему законодательству на оптовую торговлю нужна была лицензия, которую выдавал Харьковский облсовет, а у них такой лицензии не было. Следовательно, по закону необходимо было отразить это в акте, чтобы потом через суд, может быть, забрать у них всю выручку за время торговли без лицензии. Ну, а за полгода торговли (с момента введения в действие закона) сумма набегала немаленькая, о чем я и сказал директору, а дальше – диалог:
– Откуда ж мы знали, что нам нужна лицензия?..
– Увы, у меня нет выхода, я об этом должен писать в акте…
– А если мы завтра часам к 11-12 привезем лицензию?
– Но она ж будет завтрашним числом, это никак не повлияет на последние полгода.
– Нет, не думаю… А если она будет выдана полгода назад?
– Э-э-э-м-м-м-м…… Ну, если так, то тогда, естественно, я ничего написать не смогу…
– Хорошо, сейчас уже Евгению Петровичу (ныне уже, увы, покойному, Кушнареву) звонить не буду, лучше позвоню часиков в 5 утра – время к тому моменту было уже вечернее, около 7 или 8 вечера.

Сказать, что у меня отвисла челюсть, – все равно, что промолчать. Человек, сидевший передо мной в простенькой рубашке, имеющий не сильно-то и большую фирму, в какой-то тмутаракани, так просто и буднично, совсем «между прочим» говорил об очень раннем звонке первому лицу области. Но я просто пожал плечами (шо мне только не рассказывали за 2 года работы в налоговой, это могло быть и простой бравадой) – да и уехал домой.

На следующий день уже в пол-одиннадцатого утра лицензия лежала передо мной, а директор так буднично рассказывал: «Ну, в общем, не утерпел я, позвонил где-то полпятого. Ну, и когда в 8 утра приехал в Харьков, она была уже готова». Вот так, без понтов, человек получил лицензию задним числом.

А вот когда человек начинает гнуть пальцы: «Да вы че, офигели?! Да я щас позвоню тому-то! Да я лично знаю того-то! Да я только позвоню вас щас! На сотню маленьких медвежат…» и т.д. и т.п., то потом в 99 случаев из 100 оказывалось, что ничего он не может и ничего из себя не представляет, а только понты колотит.

Даже не знаю, зачем я описываю все эти случаи…
Наверное, для того чтобы не забыть хотя бы их, раз остальные уже не помню.

Продолжение следует…

Источник:https://zarajsky.org/rabota-v-nalogovoy-rembo-pervaya-krov.html


Рейтинг:

Система Orphus



Похожие новости


Комментарии:
Добавление комментария
[not-wysywyg] [/not-wysywyg]
[not-wysywyg][/not-wysywyg]{wysiwyg}
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код




«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярное
  • В Харькове несколько судей "отдали под суд" Высшей рады правосудия
  • Китай инвестирует 280 миллиардов долларов в нефтегазовую отрасль Ирана
  • Пересылка посылок в пределах Украины вырастет на 22,7%
  • Щодо нежитлового приміщення (кав’ярні), розміщеної за адресою: вул. Ярослава Мудрого, 2
  • НАТАЛЬЯ ОКУНСКАЯ О БЕГСТВЕ ИЗ СТРАНЫ И ЖИЗНИ В ПАРИЖЕ: «В УКРАИНЕ У ЖЕНЩИН НЕТ ПРАВ»
  • Первичка или вторичка: где покупать выгоднее
  • УЧАСТЬ АДВОКАТА В ІНШОМУ ПРОЦЕСІ – ДОСТАТНЯ ПІДСТАВА ДЛЯ ПЕРЕНЕСЕННЯ СУДОВОГО ЗАСІДАННЯ
  • Щодо нежитлових приміщень по просп.Московському, 259.
  • НА САЛТОВКЕ С КРЫШИ МНОГОЭТАЖКИ УПАЛ ПАРЕНЬ И ПОГИБ - СОЦСЕТИ
  • Как открыть бизнес с помощью торговых онлайн-площадок. Три кейса украинских предпринимателей

  • Наш опрос

    Погода в Харькове

    Погода в Харькове

    Курс валют (НБУ)

    Курсы НБУ на сегодня

    Курс валют (средний)

    Курсы наличного обмена на сегодня











    Аудиоролики - Рекламная Студия

    Студия звукозаписи

















    Редакция может не разделять мнение авторов публикаций. Редакция не несёт ответственности за публикации с других сайтов.

    Все права на материалы, находящиеся на сайте www.advocat-cons.info, охраняются в соответствии с законодательством Украины. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на www.advocat-cons.info обязательна. По вопросам размещения рекламы или информации на сайте обращаться по телефонам: (057) 737-22-53, 096-114-24-80

    © 2007-2014 Медиагруппа "Адвокат-консалтинг"
    .